Вкладчиков и заемщиков берегут?

Власти взялись заранее готовить банковскую систему к новому кризису. Пачками штампуются законы, защищающие потребителей с одной стороны и банки-кредиторы — с другой. «Деньги» выяснили, насколько это поможет вкладчикам и заемщикам в защите их прав.

Парламент подки­нул «Деньгам» сра­зу несколько тем для исследований. Наконец-то власти занялись главной причиной украинского бан­ковского кризиса образца 2008 года — разворовывани­ем банков их учредителями. 15 февраля Верховная Рада приняла закон, который за­ставил финучреждения чест­но называть своих реальных хозяев. Закон вступил в силу 15 мая 2011 года — по­сле этой даты мы много чего интересного узнали об укра­инских банках и их реальных хозяевах.

НБУ таки добился для себя права рыться в грязном бе­лье банковских учредителей. Нацбанк теперь сможет про­верять даже акционеров бан­ка и отказывать ему в выдаче лицензии, если проверяю­щих не устроит деловая ре­путация учредителей. Увы, критерии оценки деловой ре­путации в законе отсутству­ют. Но вряд ли это большая проблема — рано или поздно они будут выработаны и опу­бликованы.

НБУ также добился введе­ния двух важных ограничений: повышения минималь­ного уставного капитала банков до 120 млн. грн. (ра­нее было 75 млн. грн.), а также запрета на привлече­ние вкладов физлиц в тече­ние первых двух лет работы банка. К сожалению вклад­чиков, данные нормы не распространяются на бан­ки, которые зарегистриро­ваны до вступления закона в силу.

БЕЗ ОГОВОРОК

Банковских клиентов защи­тили и от третейских (чи­тай — придворных) судов. На­помним, что если в догово­ре займа или вклада содер­жалась третейская оговорка и клиент его подписал, то он соглашался с рассмотрени­ем своего спора в третейском суде. Клиент, таким образом, даже не мог «передумать» и потребовать рассмотрения спора в суде общей юрисдикции. Не мог он и оспорить ре­шение третейского суда. По­нятно, что абсолютное боль­шинство третейских судов создано при банках и банков­ских ассоциациях, что, есте­ственно, не оставляло бан­ковскому клиенту почти ни­каких шансов.

Теперь же ничто не поме­шает рассматривать дела в судах общей юрисдикции.

Но запрет на рассмотре­ние в третейских судах ка­сается только дел по защите прав потребителей (о повы­шении кредитной или пони­жении депозитной ставок, задержке выплаты вклада и так далее).

А вот споры о взыскании задолженности по кредиту, а именно их в большинстве своем рассматривают тре­тейские суды, остаются в их компетенции. Как правило, требования банков, даже са­мые нескромные, удовлетворяются — третейцами» в пол­ном объеме — от начисления штрафных санкции в деся­тикратном размере до пол­ного досрочного погашения кредита за счет продажи за­логового имущества.

СПОРЫ О ВАЛЮТЕ

Запрет на рассмотрение тре­тейскими судами дел о защи­те прав банковских клиентов поможет тем, кто опротесто­вывает валютные кредиты. Ведь даже подать такой иск в третейский суд было де­лом нелегким. А теперь даже те заемщики, у которых в до­говорах есть третейская ого­ворка, смогут попытать сча­стья в государственных судах, чтобы признать свой кредитный договор недей­ствительным. Правда, руко­водитель юридического де­партамента НБУ Виктор Новиков едко замечает: де­скать, заемщики, опротесто­вывающие валютные креди­ты, демонстрируют не дюжие познания в лицензировании банковской деятельности, и не совсем ясно, почему же они не подошли к оформле­нию своих кредитов столь же профессионально.

На это несоответствие об­ращают внимание и судьи, которые рассматривают такие дела. «Представьте, человек два-три года пла­тил кредит (то есть призна­вал свои обязательства), а тут вдруг решает признать его недействительным. Естественно, это вызывает определенные сомнения». -говорит судья одного из рай­онных судов столицы.

Председатель Совета хозяй­ственных судов Александр Удовченко напоминает, что уже есть обобщения судеб­ной практики по рассмотре­нию таких дел. Установленная практика хозяйственных су­дов — отказывать по таким ис­кам. И все же, есть немного­численные прецеденты при­нятия решений в пользу ист­цов. И о них-то как раз гово­рят громче всего. Хотя у одно­го из крупнейших банков есть такая статистика: 171 иск «от­бит», в одном случае победил заемщик, сумевший оспорить валютный кредит.

ДЕЛО О ВКЛАДАХ

Нацбанк два с половиной года безуспешно боролся за введение запрета на досроч­ное изъятие вкладов. Логика проста — паника среди вклад­чиков может «положить» даже крепко стоящий на но­гах банк. Не говоря уж о бан­ке, в котором есть только первые признаки проблем.

И вот, подготовлены к голо­сованию изменения в Граж­данский кодекс, вводящие такие ограничения. Наци­ональный банк предлага­ет принять один из двух ва­риантов: либо полный за­прет (в качестве исключения предлагается удовлетворять требования вкладчиков, ко­торым необходимы средства на лечение, защиту своих прав в суде или возмещение ущерба), либо отсрочка вы­платы на 30 дней с момента обращения вкладчика.

Нацбанку непросто добиваться введения такой нормы. «В соответствии со ст. 22 Конституции Украи­ны, при принятии новых за­конов или внесении изме­нений в действующие зако­ны, не допускается сужение содержания и объема суще­ствующих прав и свобод», — отмечает юрист.

Впрочем, тут есть колли­зия: массовое досрочное изъ­ятие вкладов нарушает пра­ва тех, кто остается в банке. Прогноз по поводу запрета на досрочное изъятие вкла­дов однозначен: парламент­ское большинство наверняка одобрит данные изменения. И ходят слухи, что, скорее всего, вступит в силу вари­ант с 30-дневной отсрочкой выдачи.

Оцените статью
Добавить комментарий